30 декабря 2012 г.

IV Чемпиона Мира по шахматам - Александр Алёхин, Франция

Ранние годы.

Александр Александрович Алехин родился 31 октября 1892 в Москве третьим ребенком в семье Александра Ивановича Алехина и Анисии Ивановны Прохоровой. Отец был владельцем поместья в Воронежской губернии, предводителем местного дворянства, депутатом Думы (1912) и действительным статским советником, а мать происходила из семьи текстильного магната, чьи предки вышли из крестьян. 

Мать научила Александра играть в шахматы в возрасте 7 лет. Изначально он практиковался со старшим братом Алексеем. Потом мальчик тяжело перенес менингит. На время болезни играть ему было запрещено. В 1901 он поступил в гимназию Л. Поливанова. В 1902 Москву посетил американский гроссмейстер Г. Пильсбери, который 3 декабря дал сеанс одновременной игры вслепую на 22 досках. Алехин смог сыграть с ним вничью. С раннего возраста (с 1902 по 1911) играл на турнирах по переписке. Первую турнирную победу он одержал в гамбитном турнире по переписке, который был организован журналом «Шахматное обозрение» в 1905 - 1906. Ну а первая участие в очном турнире случилось в 1907, когда Александр был еще гимназистом, он занял 11-13 места на Весеннем турнире шахматного клуба в Москве. На следующий год Алехин выиграл этот турнир и дебютировал на международной арене, поучаствовав в любительском турнире в Дюссельдорфе, где также присутствовал на открытии матча за первенство мира между Ласкером и Таррашем. В 1909 Алехин выиграл уже всероссийский любительский турнир, приуроченный к Международному шахматному конгрессу памяти Чигорина в Санкт-Петербурге, и начал сотрудничество с журналом «Шахматное обозрение». В 1910-1911 участвовал в ряде крупных турниров в Германии, а осенью 1911 поступил в одно из наиболее престижных высших учебных 
заведений дореволюционной России - Императорское училище правоведения, продолжая заниматься шахматами. Выиграв ряд турниров, к 1912 Алехин считался одним из сильнейших игроков города. В 1913 в Схевенингене он выиграл матч у сильного шахматиста С. Левитского и занял в итоге первое место, оствив позади претендента на мировое первенство Д. Яновского. В декабре того же года встретился с Капабланкой, который гастролировал по России. Обе партии взял кубинец. 

В России.

С декабря 1913 года по январь 1914 в Петербурге прошёл Всероссийский турнир мастеров, где Александр Алехин разделил первое место с Нимцовичем. В апреле - мае там же состоялся очень 
представительный международный турнир, собравший практически всю шахматную элиту того времени, включая чемпиона мира Ласкера и Капабланку. На отборочном этапе Алехин поделил четвёртое - пятое места с Маршаллом, что позволило ему пройти в финал, куда попадала лучшая пятерка. В финале он дважды уступил мировому лидеру Ласкеру, который стал победителем, но оба раза выиграл у Тарраша и занял в итоге третье место. Этот неожиданный для многих успех ввел Алехина в мировую элиту шахмат. 

16 мая 1914 Алехин окончил Императорское училище правоведения года с чином IX класса (титулярный советник) и был зачислен в министерство юстиции. В июле 1914 Александр делит первое место с Маршаллом в Париже. А 1 августа во время игры на турнире в Мангейме Германия объявила войну России, из-за чего состязание не было доиграно, а шедший на 1 месте Алехин был объявлен победителем, получил 1100 марок (примерно 11 тысяч евро по сегодняшним меркам) и сразу же был помещен в полицейский участок, а затем и в тюрьму как гражданин враждебного государства. Выбраться из этих историй и вновь оказаться в России Алехину удалось только в конце октября 1914, а по пути в Стокгольме он дал сеанс одновременной игры на 24 досках, выиграв на 18-ти.

После возвращения в Россию Алехин много выступал с показательными партиями и сеансами одновременной игры, где часто собирались средства на помощь раненым и военнопленным в ходе Первой Мировой. С 1915 года Алехин входил в один из комитетов по оказанию помощи больным и раненым и первенствовал в клубном турнире Московского шахматного кружка в октябре - декабре. В декабре 1915 года в Базеле умерла Анисия Ивановна, мать Алехина. 

Весной 1916 года Алехин выступал в Одессе и Киеве с сеансами шахматной игры, а летом он отправился добровольцем на фронт в Австрию в отряд Красного Креста. Будущий чемпион мира лично выносил раненых с поля боя и был награждён двумя Георгиевскими медалями и орденом Святого Станислава. Однако, он и сам пострадал, дважды получив контузию. После окончания лечения вернулся в Москву. Выступал на показательных турнирах по стране. 23 февраля 1917 года в Петрограде началась революция, и шахматная деятельность Алехина прервалась на три года. К тому же, в мае 1917 года в Воронеже скончался его отец Александр Иванович Алехин.

Революция 1917 года лишила Алехина дворянства и состояния. Вместе с тем, он продолжал играть, поехав для этого в Одессу. Возможно, он также задумывал там эмигрировать, так как город находился в немецкой власти. После того, как в апреле 1919 в город вошли красные и начался террор, Алехина приговорили к расстрелу как шпиона. В мире пошли слухи, что он погиб. Спасло Александра от этой участи знакомство с кем-то из высокопоставленных советских деятелей. 

Поработав после освобождения в одесском губисполкоме, Алехин уезжает в Москву при наступлении войск Деникина. Там он 5 марта 1920 женился на делопроизводительнице Александре Батаевой, с которой, впрочем, развелся уже через год. 1919-1920 получились весьма насыщенными - Алехин успел походить на кинокурсы, поработать переводчиком в Коминтерне (он прилично владел английским, французским и немецким языками) и даже побыть следователем Центророзыска ГУ милиции. Параллельно он выиграл первый при новой власти чемпионат Москвы, а затем и Всероссийскую Олимпиаду по шахматам (фактически чемпионат страны). В то же время Алехин встретил швейцарскую журналистку и активистку Анну-Лизу Рюгг, на которой женился в марте 1921 и уже через 5 недель они выехали по разрешению зама наркома иностранных дел сначала в Ригу, а оттуда в Берлин. В том же году родился его сын - тоже Александр (1921-2009). Вскоре пара рассталась, так как у обоих была насыщенная поездками жизнь, и Алехин поехал в Париж.

В эмиграции. Дорога к шахматной короне.

За границей Алехин много и успешно участвовал в турнирах (победы в 1921 в Триберге, Будапеште и Гааге, в 1922 в Гастингсе, в 1923 в Карлсбаде, не считая призовых мест), почти не проигрывая, и даже бросил вызов свежеиспеченному чемпиону мира Капабланке, но тот не принял, так как ещё в 1922 в Лондоне Капабланка договорился с основными претендентами на корону, в число которых входил и Алехин, что согласится на матч, если кто-то из них сможет организовать призовой фонд в немалые по тем временам 10 000 долларов и покрыть организационные расходы. Никто из претендентов такими возможностями не располагал. 

И чтобы достать средства на матч с Капабланкой, Александр Александрович отправился в турне по США, где занял третье место в Нью-Йорке. В это время в надежде найти и впечатлить возможных спонсоров он издал пару книг: «Мои лучшие партии (1908—1923)» и ещё одну, посвященную нью-йоркскому турниру. В тот период официально развелся со швейцарской женой, сойдясь с Надеждой Семёновной Васильевой. В 1925 Алехин стал гражданином Франции, защитил докторскую диссертацию по праву в Сорбонне и выиграл турнир в Баден-Бадене, прибавив в следующем году победы в Гастингсе, Скарборо и Бирмингеме. Чтобы достать средства на матч с Капабланкой, Алехин много выступал с сеансами одновременной игры. А в 1924 в Нью-Йорке (+16 −5 =5) он поставил и в 1925 в Париже обновил (+22 −2 =3) свой же рекорд по одновременной игре вслепую. В итоге усилия Алехина принесли свои плоды - после переговоров с правительством Аргентины в августе 1926 необходимая сумма была получена, а матч назначен на 1927 в Буэнос-Айресе.

Чемпион мира.

В начале 1927 Алехин, готовясь к матчу с Капабланкой, занял второе место на турнире в Нью-Йорке и победил в Кечкемете. Будущая встреча за шахматную корону вызывала огромный интерес в мире. Капабланка считался безусловным фаворитом: у него было больше побед на турнирах и личный счет 5-0 в свою пользу против Алехина, не считая ничьих. Матч с Капабланкой, как и планировалось, состоялся в Буэнос-Айресе осенью 1927 года. По условиям лондонского соглашения побеждал тот шахматист, кто первый брал 6 партий у соперника. Алехин выиграл первую партию, проиграл третью и седьмую, снова вышел вперёд в двенадцатой и довёл матч до победы с итоговым счетом +6 −3 =25. Всё это далось Александру Александровичу непросто, так как в первой трети матча у него началось воспаление надкостницы, и пришлось удалить шесть зубов. Последняя, тридцать четвёртая, партия была отложена в ладейном эндшпиле, где Алехин имел две лишние пешки. Капабланка не явился на доигрывание, прислав письмо, в котором объявлял о сдаче партии и поздравлял Алехина с победой в матче. Общий счёт — +6 −3 =25 в пользу претендента. После объявления Алехина чемпионом мира восторженная толпа донесла его до отеля на руках. По окончании матча Алехин с супругой посетили Чили и на пароходе отправились в Барселону, где им тоже была устроена бурная встреча.

Эта победа претендента была полной неожиданностью. Считается, что к такому результату привели несколько факторов, главным из которых был следующий: Алехин целенаправленно готовился к встрече, изучая соперника много месяцев, тогда как Капабланка, основываясь на своих текущих результатах и прошлом опыте игр с Алехиным, не особо утруждал себя.

В 1928 в статье, предварявшей его книгу о Нью-Йоркском турнире, Алехин отметил слабые стороны Капабланки в чемпионской встрече: излишняя осторожность в дебютах и слабая для игрока его 
уровня эндшпильная техника. В миттельшпиле, считал Алехин, Капабланка играет сильнее всего, но он слишком часто склонен полагаться на интуицию и из-за этого изучает позицию поверхностно и выбирает не лучшие продолжения.

После возвращения Алехина в Париж в честь его победы был устроен банкет в Русском клубе. На следующий день в некоторых эмигрантских газетах вышли статьи, где цитировалась речь Алехина, который якобы желал, чтобы «…миф о непобедимости большевиков развеялся, как развеялся миф о непобедимости Капабланки». Доподлинно неизвестно, сказал ли он так на самом деле, но в СССР, где Алехина считали своим шахматистом, временно проживающем за рубежом, эти слова трактовали однозначно. Дорога туда ему стала закрыта. Более того, советчики заставили брата Алексея выступить против Александра, а в 1939 убили Алексея.

После выигрыша титула Алехин следующий 1928 год не выступал на соревнованиях, работая над двумя книгами: «На пути к первенству мира» и «Международный шахматный турнир в Нью-Йорке 1927». А начиная с 1929 года он одержал серию впечатляющих турнирных побед, доказав неоспоримое превосходство над соперниками. Из десяти международных турниров, в которых чемпион сыграл до конца 1933, он занял чистое первое место в восьми и ещё дважды разделил победу.

Матч-реванш с Капабланкой так и не состоялся, так как Капабланка сначала хотел изменить предложенные им самим в 1922 году условия для претендентов, на что не соглашался Алехин, вполне справедливо полагая, что теперь Капабланка в роли претендента должен быть в тех же условиях, которые он сам ставил остальным, будучи чемпионом и которые имел Алехин, будучи претендентом. А потом, 8 октября 1928, Алехин отклонил вызов Капабланки, так как уже принял матч с претендентом Боголюбовым. Между Алехиным и Капабланкой возникла даже некая вражда, и они не выступали вместе на турнирах длительное время. В 1929 Алехин выиграл турнир в американском Брэдли-Бич и сыграл матч на первенство мира с Боголюбовым в Германии и Голландии, обыграв 
которого со счетом +11-5=9, отстоял титул. 

Турнир в Сан-Ремо в 1930 стал одним из самых ярких для Алехина - собрались почти все лучшие шахматисты планеты. Из 15 встреч Алехин выиграл 13 и 2 свёл вничью, опрередив второе место на 3,5 очка. С таким отрывом в представительных турнирах не побеждал даже Капабланка, а в процентном отношении этот результат оказался рекордным для турниров подобного уровня. В 1931 Алехин без поражений выиграл большой турнир в Бледе, в 1932 в Лондоне и Берне. В 1932-1933 провел мировое турне, в котором из 1320 партий проиграл лишь 65, а потом установил очередной рекорд игры вслепую, за 12 часов сыграв на 32 досках с результатом 
+19 −4 =9. В 1934 Алехин уверенно защитил титул чемпиона мира против Боголюбова, и уже через месяц одержал победу на турнире в Цюрехе, где принимали участие Ласкер, Эйве, Боголюбов, Флора и другие. С 1930 по 1939 Алехин 5 раз играл за Францию на шахматных Олимпиадах. Всегда он занимал либо 1, либо 2 место на первой доске, но так как остальная команда Франции была слабовата, то в командном зачете лучшим результатом было 8 место в 1939. С середины 1930-х годов в карьере Алехина начался спад. Писали о его тоске по России, о проблемах с алкоголем, об усталости, об отсутствии достойных соперников. В 1934 он принял вызов от претендента на чемпионство Макса Эйве, и в том же году расстался с Надеждой Васильевой и женился на Грейс Висхар, тоже шахматистке, выступавшей в женских турнирах, гражданке США и 
Великобритании. 

Матч с Эйве начался 3 октября 1935. После неплохого начала Алехин стал допускать ошибки, проиграл 26-ю партию из 30 запланированных и в итоге отстал на 1 очко, уступив корону. С 1935 по 1937 Алехин продолжал весьма неровно выступать на турнирах, то выигрывая, то занимая непривычно низкие места. На осень 1937 был намечен матч-реванш с Эйве, который считался фаворитом, но с треском (+10 −4 =11) уступил Алехину, вернувшему себе титул. После Александр занял первые места в Монтевидео, Маргите и Плимуте. В 1938 он и Ботвинник провели переговоры о матче за корону, согласовав условия. В 1939 году вышла новая книга Алехина «Мои лучшие партии (1924—1937)». Капабланка, не пришедший на встречу с Алехиным на олимпиаде в Буэнос-Айресе, снова направил вызов, но началась Вторая Мировая и Александр Александрович отбыл во Францию как военнообязанный.

Последние годы.

По состоянию здоровья в регулярную армию Алехина не взяли и он пошел добровольцем, выполняя некоторое время функции переводчика (по другим данным, он находился в медицинской части). После этого в 1940 Алехин поселился на юге Франции, продолжая переговоры с Капабланкой. В итоге они договорились о встрече, но Хосе Рауль не смог достать деньги на проведение матча - правительство Кубы отказало ему в 1941, а в 1942 он скончался. В апреле 1941 по разрешению немцев Алехин выехал в Португалию. Его жена осталась во Франции, и чтобы не подвергать её лишней опасности, Алехин решает участвовать сначала в сентябре 1941 на турнире в Мюнхене под эгидой Шахматного союза Великой Германии, а до конца 1943 ещё в 7 турнирах, 4 из которых выиграл, включая Чемпионат Европы в Мюнхене и чемпионат Генерал-губернаторства в Польше, а еще в 3 занял призовые места. Несколько раз Алехин давал сеансы одновременной игры для офицеров вермахта.

В январе 1943 года Алехин заболел скарлатиной. Врачи вылечили его, но здоровье было подорвано. В октябре он уезжает в Испанию, где живет скромно и продолжает участвовать в турнирах, на последнем из которых осенью 1945 в Касересе занял второе место. 

В конце 1945 года Алехин был приглашён на турниры в Лондоне и Гастингсе, запланированные на будущий год, но приглашения вскоре были отозваны, так как ряд шахматистов предложили бойкотировать Алехина из-за его сотрудничества с германскими властями. Александр Александрович объяснял это необходимостью 
зарабатывать средства, а приписываемые ему антисемитские статьи были сильно правлены немецкими редакторами. В обход FIDE группа шахматистов из стран-союзников даже создала комитет по расследованию деятельности Алехина и предлагала лишить его звания чемпиона и устроить бойкот. Тогда вмешалась шахматная федерация и позвала Алехина высказать свою позицию во Францию. Скорее всего, за всем этим стояли обычные корыстные интересы ряда наиболее активных в этом деле шахматистов: голландец Эйве рассчитывал на переход ему титула чемпиона после возможного лишения звания Алехина, а американцы Файн и Решевский стремились стать претендентами. 

С января 1946 года Алехин жил в португальском Эшториле и вёл замкнутый образ жизни. В феврале Алехин получил наконец вызов от Ботвинника и дал согласие сыграть с ним матч в Лондоне. 23 марта 1946 года исполком ФИДЕ официально принял решение о проведении матча Алехин - Ботвинник, но утром 24 марта Алехин был найден мёртвым в своём гостиничном номере. Мир неожиданно остался без шахматного чемпиона. По официальной версии, он подавился куском мяса. Также писали о возможной стенокардия или сердечной недостаточности. Были и конспирологические версии с отравлением спецслужбами. 

Алехин был первоначально похоронен в Эшториле, а в 1956 перезахоронен в Париже на кладбище Монпарнас. В 1948 году пять сильнейших шахматистов мира разыграли чемпионское звание в матче-турнире, который выиграл Ботвинник.

Александр Александрович Алехин за свою карьеру занимал первое место (чистое или разделенное) на 62 турнирах из 89, выиграл 24 матчевых встречи из 35, и вошел в историю как IV Чемпион Мира по шахматам, который так и остался непобежденным.

Комментариев нет:

Отправить комментарий